феномен Ла-Нинья + триллионы бабла = взрыву цен на продовольствие

Есть феномен Ла-Нинья, который только-только начинается, о котором я уже говорю в течение нескольких недель. Потому что официально согласно заявлениям Американского центра прогнозирования климата мира в Ла-Нинье вступил 10 сентября.
И цены на продукты питания потихонечку-потихонечку, но растут очень уверенно, там новые многолетние максимумы, практически по всем фронтам.
Накануне мы видели, что у нас цены на подсолнечное масло обновили исторические пики в нашей стране.
Понятно, что они привязаны к ценам на соевое масло и на пальмовое. Там тоже все дальше двигается наверх. Запасы продовольственной культуры у экспортеров продовольствия мировых основных на шестилетнем минимуме.
А.Плющев― Прости, хотел спросить, просто ты вскользь упомянул продовольственную инфляцию, а мне кажется, это то, что больше всего интересует население на самом деле.
Я так совсем краем уха недавно, мне просто в обратную связь присылают иногда что-то, и написали мне о том, что может подорожать или уже дорожает продукция муки, мучных, макаронных изделий до 20 из-за подорожания пшеницы.
Скажи о продовольственной инфляции, на каком сейчас этапе, уровень, чего ждать в ближайшее время?
В.Левченко― Мы в самом начале, ждать просто вертикального взлета цен на все.
А.Плющев― На продовольствие?
В.Левченко― Да, на все абсолютно, фронтально. То есть мы в самом начале этого тренда. В Ла-Нинья всегда в истории абсолютно, я изучил этот вопрос досконально, этим почему-то никто не хочет, почему понятно, надо же лапшу на уши повешать, всегда происходит рост мировых цен на продовольствие минимум вдвое, минимум.
Сейчас эта ситуация усугубится, потому что сейчас, например, в отличие от 2010 года, когда несмотря на то, жарко было то в Москве, но к тому моменту, когда эта жара началась, во всех основных наших регионах, в которых растет продовольствие, там уже весь урожай собрали, вот весь.
Поэтому несмотря на введенное эмбарго, оно было не потому что были проблемы с урожаем, потому что кому-то очень хотелось на этом заработать, в результате взорвалась вся Северная Африка.
Поэтому и более того, сейчас, тогда не было такой лавины напечатанных денег мировыми центральными банками. То есть при дальнейшем росте цен на продовольствие, а мы только в самом начале, какая-то часть из этих триллионов долларов пойдет на рынок продовольствия. Я даже не могу представить насколько взлетят цены еще дополнительно.
https://echo.msk.ru/programs/echonomica/2728290-echo/

США утилизировали аппараты ИВЛ, полученные от России в рамках гуманитарной помощи

«Переданные аппараты ИВЛ были утилизированы согласно строгим нормативным рекомендациями по утилизации опасных отходов, которые установили управление служб общего назначения и агентство по охране окружающей среды»
В американском агентстве говорили, что штаты Нью-Йорк и Нью-Джерси не будут использовать ИВЛ из-за предосторожности, так как до этого они могли стать причиной пожаров в российских больницах.
https://openmedia.io/news/n1/ssha-vybrosili-apparaty-ivl-poluchennye-ot-rossii-v-ramkax-gumanitarnoj-pomoshhi/

в каждом товаре, который мы производим, сидит очень большой объем импорта

Недавно министр промышленности и торговли Денис Мантуров заявил в интервью «Блумберг», что падение курса рубля — это превосходно, что от этого выигрывают многие отечественные производители. Он прав?
А.Мовчан― Как сказать. Во-первых, я думаю, что он не совсем прав, хотя здравое зерно в том, что он говорит, есть. Конечно, когда падает курс рубля, если у вас расходы в рублях, а доходы в долларах, потому что вы экспортер, то вы должны выигрывать.
Понятно, что Мантурова не волнует обеднение людей, его волнует общее богатство государства. В России люди вообще никого не волнуют. Люди — это средство. А государство — это цель. Поэтому в этом смысле Мантуров от дискурса государственного никак не отклонился. Но проблема его высказывания не в этом. Проблема его высказывания в том, что у нас в стране нет чистых экспортеров с внутренней себестоимостью. У нас настолько оборванные, настолько слабые цепочки производства — цепочки создания стоимости, что практически в каждом товаре, который мы производим, и в экспортном тоже сидит очень большой объем импорта на уровне inputs, то есть материалов, работы, технологий и так далее.
Поэтому назвать сейчас с ходу продукт, который очевидно выигрывает от того, что рубль дешевеет, я просто не могу. Даже наша пшеница традиционная, которой еще цари торговали, мы сейчас семенную пшеницу закупаем, удобрения закупаем, технику, механизацию мы закупаем, системы наблюдения мы закупаем, присадки закупаем, устройства для хранения и транспортировки мы закупаем.
https://echo.msk.ru/programs/personalno/2727378-echo/

Россия развиваться не хочет

Если бы Россия хотела развиваться, то стоило бы задуматься над вопросом, а как же так, почему мы остались без химических технологий, без военных технологий, без современных технологий связи, которые мы могли бы брать, но не можем, потому что санкции? Но Россия развиваться не хочет. Россия предпочитает строить свои странные суррогаты технологий, институты, претендовать на свои уникальные технологии, произведенные из смеси странного программного кода и китайских лэптопов и так далее. Здесь, в общем, никого ни в бизнесе, ни во власти не волнует положение страны относительно этой табели о рангах технологической.
Волнует, что? Волнует контроль за потоками от полезных ископаемых, кто будет их контролировать, как держать в руках. Волнует возможность безнаказанно эти деньги, скажем, мимо бюджета или через бюджет складировать на свои личные счета. Волнует лояльность населения. А на всё это лояльность не влияют. А на лояльности они даже влияют позитивно, потому что это ощущение, что мы в кольце врагов, возможность на санкции списать все наши проблемы, все наши убытки дает возможность даже людей вокруг власти объединять.
https://echo.msk.ru/programs/personalno/2727378-echo/