November 29th, 2017

как только путина немножечко того, тогда всю правду мы узнаем про него

Гимн историков

Царь Николашка, самодержец всей Руси,
Хотя на морду он не очень был красив,
При нём водились караси,
При нём плодились пороси,
И, в общем, было чем поддать и закусить.
Но в феврале его маненечко того,
И тут всю правду мы узнали про него:
Что он рабочих не любил,
Что он евреев изводил
И что не видел дальше носа своего.

Отец Иосиф был народный наш отец,
Он строил ГЭС, он строил ГРЭС, он строил ТЭЦ.
При нём колхозы поднялись,
У лорда слёзы пролились,
Капитализму наступил при нём конец.
Ну, а потом его маненечко того,
И тут всю правду мы узнали про него:
Что он марксизму изменил,
Что многих жизни он лишил
И что сидели все в тюрьме до одного.

Хрущёв Никита, хоть он ростом был с аршин,
Но дел великих он немало совершил:
При нём пахали целину,
При нём летали на Луну
И лучшим другом стал великий вождь У Ну.
Ну, а потом его маненечко того,
Тогда всю правду мы узнали про него:
Он кукурузу насадил,
Гамаль Насера наградил
И ещё много кой-чего наворотил.

А мы всё движемся и движемся вперёд,
Но если кто-нибудь когда-нибудь помрёт,
О нём расскажет нам история,
История, которая
Ни слова, ни полслова не соврёт.

кругом одни евреи

Леонид Волков
19 ч ·
Давно хотел рассказать, да все повода не было. А вот у меня недавно судимость по «микрофонному делу» погасилась, а следователь, которая его заводила, ушла на пенсию. То есть со всех сторон — время пришло рассказать.
Это история о том, почему я ни разу не удивлен, что ведомство пана Бастрыкина серьезно отрабатывает версию «ритуального убийства».
«Микрофонное дело» на меня было заведено в июле 2015 года после того, как в Новосибирск приехал, собственно, Бастрыкин и велел меня закрыть. Возбуждала дело лично начальник отдела по расследованию особо важных дел главного следственного управления следственного комитета по Новосибирской области, полковник Носырева-Гришина.
Дело было возбуждено по тяжкой статье (144ч3), у меня не было на тот момент ни официального места работы, ни регистрации; загранпаспорт был на руках и, более того, вид на жительство в Люксембурге в тот момент еще не истек, он был до ноября 2015 года. То есть по всем меркам — меня надо было закрывать. Если бы следствие вышло в суд с ходатайством об избрании меры пресечения в виде ареста в СИЗО — с вероятностью 100% суд удовлетворил бы это ходатайство.
Тем не менее, этого не случилось: мера пресечения была избрана в виде подписки о невыезде, причем крайне экзотической (из Москвы, Новосибирской и Костромской областей — так, что я мог жить дома, летать на суды в Новосибирск и вести кампанию в Костроме); и хотя следствие и суд был крайне изнурительными (я слетал в Новосибирск в итоге 28 раз) и продолжались 15 месяцев, закончилось все невероятно либеральным по нашим временам образом — переквалификацией статьи на легкую часть и символическим (минимально возможным) штрафом в 30000 рублей. Счастливо отделался!
Ну так вот.
12 августа меня привезли в новосибирское управление СК, и объявили мне о возбуждении дела, там я и познакомился со следователем Е.В.Носыревой-Гришиной. Она объявила мне о моем статусе подозреваемого, и она же сказала открыто: «на нас очень давят, чтобы мы вас закрыли, но я считаю, что тут никакого состава нет, поэтому будете у меня под подпиской».
Впоследствии мы еще несколько раз беседовали (потом дело было передано сотруднику ее отдела, молодому следователю Бондаренко). И Екатерина Вячеславовна мне достаточно подробно рассказала: что прилетал Бастрыкин, что требовал Волкова закрыть, что возразить ему было нельзя, поэтому она взяла дело себе лично, а не кому-то из сотрудников, чтобы под свою ответственность избрать меру пресечения; я, мол, ничего не боюсь, мне до пенсии год, ну и так далее.
Ну и понятное дело, в какой-то момент я ее спрашиваю: а зачем вы все это сделали? и зачем мне рассказываете?
А она и говорит:
— Понимаете, Леонид Михайлович, мне так не понравилось, как Бастрыкин говорил — мол, приехал этот молодой еврейчик из своего Люксембурга здесь революцию делать, что ему там не сиделось, мы все это уже сто лет назад проходили, когда нам в пломбированном вагоне евреев из Швейцарии присылали; вы, Екатерина Вячеславовна, должны понимать, что все эти люди — враги русского народа.
— А вы что ему на это сказали?
— А что я ему на это скажу... Что у меня девичья фамилия — Гинзбург?
Вот такая вот история.
Звучит, наверное, как невероятный святочный рассказ, но факты остаются фактами: я со своей тяжкой статьей проходил 15 месяцев под подпиской о невыезде, Екатерина Носырева-Гришина вышла на пенсию, а Александр Бастрыкин расследует версию «ритуального убийства» царской семьи.

госдеп жги



"Можно всё время дурачить некоторых, можно некоторое время дурачить всех, но нельзя всё время дурачить всех" Авраам Линкольн

#всё было

Павел Григорьев:
"Подогрев антисемитских настроений — обязательный признак заката режима. Были черносотенцы перед Октябрьской революцией, общество "Память" перед распадом СССР. Что-то подобное, для отвлечения народных масс создадут и сейчас. Только, то что создадут, даже до "Памяти" не дотянет. Потому что все делают через одно место".

Два пути: Западный мир живёт по Хаксли ("О дивный новый мир"), а Путин выбрал Оруэлла (1984)

И чем дальше, тем больше эти пути расходятся. Путин проводит у нас на глазах и на нас эксперимент в реальном времени. Вместо того, чтобы создать механизм, который бы самостоятельно работал, как это сделали большинство нормальных стран, он построил командный пункт, как в военное время, чтобы всей страной управлять в ручном режиме. Об этом ещё в совке мечтали, вот он и воплотил эту мечту в реальность. У идиотов как всегда особый путь. Они не учатся ни на своих, ни на чужих ошибках. Они в принципе не обучаемые. Интересно ценой на нефть эти дебилы тоже собрались из бункера командовать?
Из статьи: Сомнительной с практической точки зрения выглядела и необходимость постоянного контроля над жизнью каждой воинской части, а уж полной несуразицей — то, что сотрудники центра должны были в режиме реального времени по видеоканалам наблюдать, как идет строительство важнейших объектов Минобороны. Получалось почти буквальное воплощение старого советского анекдота о научной организации труда: огромная ЭВМ проводит сложнейшие расчеты, после чего распечатка поступает на пульт управления, c которого начальник дежурной смены звонит прорабу. А тот в свою очередь дает пинка работяге, который тащит мешок с цементом на стройку…

Национальный центр управления обороной (НЦУО)
https://newtimes.ru/articles/detail/130556

низкий уровень доверия – это очень высокий налог на все, что происходит в обществе и в экономике

Связи, но не просто связи, а с опытом совместной деятельности, сконцентрированные вокруг общего интереса, увеличивают социальный капитал и уровень доверия. Доверие – это не просто некая приятная эмоция: «Вот я тебе доверяю. Наверное, ты хороший человек». Доверие – это важнейшее социальное понятие. Это элемент любой социальной и экономической транзакции. За любым актом покупки и продажи должно стоять доверие в том, что если вы даете деньги, то вам дадут товар, не дадут вам по голове и не убегут с вашими деньгами. Соответственно, и покупатель должен быть уверен, что вы ему дадите деньги в ответ на товар, а не достанете пистолет из кармана и не скажете: «Отдавай-ка мне свой помидор забесплатно».
Итак, любой такого рода акт предполагает доверие. Если у вас уровень доверия низкий, то есть вы доверия друг к другу не испытываете, то каждую вашу транзакцию будет обеспечивать охранник, бухгалтер, юрист, сотрудник управления «Э», потому что вы друг другу не доверяете. Таким образом, низкий уровень доверия – это очень высокий налог на все, что у вас происходит в обществе и в экономике. Это мешает вам развиваться, богатеть и модернизироваться, вообще, мешает вам жить со страшной силой. Вы все время платите этот налог на каждый ваш шаг.
Что повышает уровень доверия и снижает этот налог на недоверие? Социальные связи и взаимодействия, добровольные гражданские взаимодействия. Именно поэтому гражданское общество – это такой важный институт.
https://echo.msk.ru/programs/status/2100244-echo/

Ещё в далёких 90х мне очень понравился слоган: "Доверие - капитал".

Ей бы Путину лекции читать, может поумнел бы и вёл себя по другому

За что Роберту Ауманну и Томасу Шеллингу дали Нобелевскую премию по экономике в 2005 году. Спойлер: «За расширение понимания проблем конфликта и кооперации с помощью анализа в рамках теории игр»
https://youtu.be/y6PHwCVR00I?t=1907

"Таким образом, все автократы на белом свете думают, что от хаоса и режимного слома их спасают их собственные силовые структуры. Их они предпочитают укреплять. Таким образом, они только приближают вероятность военного переворота. Сильные и единые силовые структуры – это те, кто, собственно говоря, осуществят у вас насильственный слом власти".

Вот и А.Илларионов о том же самом со свежими примерами из жизни.
https://aillarionov.livejournal.com/1026975.html?utm_source=twsharing&utm_medium=social
аудио версия того же самого на ЭМ https://www.youtube.com/watch?v=_1bjHJDI4pA

Есть ли смысл в России изучать политические и экономические программы кандидатов в президенты?

Е.Шульман: "У нашей политической системы нет ресурсов и энергии на то, чтобы имплементировать любую последовательную программу – либеральную, изоляционистскую, агрессивно-милитаристскую, модернизационную — никакую. Она у нас в низкоресурсном состоянии, поэтому она выполняет задачу самосохранения, ей не до реформаторских программ. Это может быть хорошо или плохо в зависимости от того, чего вы боитесь или чего вы ожидаете".