June 12th, 2019

"бочка правосудия катится либо в одну, либо в другую сторону, она не может стоять на месте"

Сложность этого дела, над которой многие непричастные люди ломали голову в предыдущие дни, состоит в том, что в отличие, например, от каких-нибудь дел об экстремизме, оно не может просто исчезнуть.
М.Наки
― То есть есть наркотики.
Е.Шульман
― Да. Нельзя просто его закрыть и сказать: Извините, обознались, ошибочка вышла. Есть материальное свидетельство — эти самые наркотики. Если их не хранил, не сбывал и не изготовлял предыдущий подозреваемый, то значит, кто-то другой это делал. Как говорят нам опытные в наркотических делах люди, то, чем занимались сотрудники ОВД по ЗАО города Москвы, это и есть сбыт. Вот этот пресловутый сбыт — это вот и есть он.
По смыслу и по букве нашего законодательства под сбытом подразумевается любое отчуждение: подарили, отдали, подкинули, продали. То есть необязателен переход в одни руки наркотиков, в другие руки денег. Сбыт — это отчуждение. Поэтому то, что они делали, это сбыт и есть. То есть эта бочка, она катится либо в одну сторону, либо в другую. Она не может ни развалиться, ни остановиться на месте. Поэтому жертвы должны быть.
М.Наки
― Рисковый способ, кстати, фабриковать дела, потому что чуть что пойдет не так — бочка покатится обратно.
Е.Шульман
― Казалось бы, но, тем не менее, как мы с вами расскажем, в общем, судя по ряду статистических данных, способ рискованный, но довольно популярный.
https://echo.msk.ru/programs/status/2442273-echo/