August 6th, 2019

ответка собянина

Финансист Алексей Френкель, осужденный в 2008 г. как заказчик убийства первого зампредседателя ЦБ Андрея Козлова, хочет дать показания о причастности братьев Магомедовых к заказному убийству и отмыванию денег. Об этом сообщает РБК со ссылкой на заявление адвоката Френкеля Эдуарда Гладилина следователю МВД Николаю Будило, в производстве которого находится дело Магомедовых.
https://www.vedomosti.ru/politics/news/2019/08/05/808077-na-magomedovih?utm_campaign=vedomosti_public&utm_content=808077-na-magomedovih&utm_medium=social&utm_source=twitter

(no subject)

Михаил Светов:
.SVTV
сегодня в 3:59
Сижу в одном спецприемнике с Владимиром Миловым. В камере с тремя синяками-детдомовцами.
До этого, когда меня привезли в КПЗ, слышал инструкцию сделать так, чтобы мне жизнь мёдом не казалась, и радостный хохот тётки полицейской. Тогда меня бросили в камеру к 5 гастарбайтерам.
Сейчас меня, видимо, продолжают таким образом запугивать. Но замученные таджики и синяки-детдомовцы – нормальные ребята, в отличие от упырей в погонах, которые меня здесь заточили и продолжают хватать невиновных по всей Москве.

"Мелкие расходы в виде ресторанов": как отдыхали вожди большевиков

95 лет назад в СССР разразился скандал из-за огромных трат высокопоставленных большевиков, проповедовавших социальное равенство. Впервые в недавно образованном государстве привилегии правителей стали предметом публичного обсуждения. Политические дивиденды получил Иосиф Сталин.
https://www.bbc.com/russian/features-48992451

Я жду от него напыщенных фраз: «Руководство ГРУ и Центральный Комитет оказали вам огромное доверие…» Но нет таких фраз о передовых рубежах борьбы с капитализмом, о долге советского разведчика, о всепобеждающих идеях. Он просто рассматривает мое лицо. Словно доктор, молча и внимательно.
- Вы знаете, Виктор Андреевич, в ГРУ и в КГБ очень редко находятся люди, бегущие на Запад.
Я киваю.
- Все они несчастны. Это не пропаганда. Шестьдесят пять процентов невозвращенцев из ГРУ и КГБ возвращаются с повинной. Мы их расстреливаем. Они знают это и - все равно возвращаются. Те, которые не возвращаются в Советский Союз по своей собственной воле, кончают жизнь самоубийством, спиваются, опускаются на дно. Почему?
- Они предали свою социалистическую родину. Их мучает совесть. Они потеряли своих друзей, родных, свой язык…
- Это не главное, Виктор Андреевич. Есть более серьезные причины. Тут, в Советском Союзе, каждый из нас - член высшего сословия. Каждый, даже самый незначительный офицер ГРУ - сверхчеловек по отношению ко всем остальным. Пока вы в нашей системе, вы обладаете колоссальными привилегиями в сравнении с остальным населением страны. Когда имеешь молодость, здоровье, власть, привилегии - об этом забываешь. Но вспоминаешь об этом, когда уже ничего нельзя вернуть. Некоторые из них бегут на Запад в надежде иметь великолепную машину, особняк с бассейном, деньги. И Запад платит им действительно много. Но, получив «мерседес» и собственный бассейн, предатель вдруг замечает, что все вокруг него имеют хорошие машины и бассейны. Он вдруг ощущает себя муравьем в толпе столь же богатых муравьев. Он вдруг теряет чувство превосходства над окружающими. Он становится обычным, таким, как все. Даже если вражеская разведка возьмет этого предателя на службу, все равно он не находит утраченного чувства превосходства над окружающими, ибо на Западе служить в разведке - не считается высшей честью и почетом. Правительственный чиновник, козявка, и ничего более.
- Я никогда об этом не думал…
- Думай об этом. Всегда думай. Богатство - относительно. Если ты по Москве ездишь на «Ладе», на тебя смотрят очень красивые девочки. Если ты по Парижу едешь на длинном «ситроене», на тебя никто не смотрит. Все относительно. Лейтенант на Дальнем Востоке - царь и бог, повелитель жизней, властелин. Полковник в Москве - пешка, потому что тысячи других полковников рядом. Предашь - потеряешь все. И вспомнишь, что когда-то ты принадлежал к могущественной организации, был совершенно необычным человеком, поднятым над миллионами других. Предашь - почувствуешь себя серым, незаметным ничтожеством, таким, как и все окружающие. Капитализм дает деньги, но не дает власти и почестей. Среди нас находятся особо хитрые, которые не уходят на Запад, но остаются, тайно продавая наши секреты. Они имеют деньги капитализма и пользуются положением сверхчеловека, которое дает социализм. Но мы таких быстро находим и уничтожаем…
Виктор Суворов "Аквариум"

До тупых, с первого раза не доходит

Константин Сонин
"НЕАНАЛИТИКА"
Только для читателей среднего возраста и старше (40+). Младшие товарищи не поймут.
Вчера я написал "аналитику" про московские протесты, а теперь хочу написать, что меня в этой истории больше всего глобально бесит. И младшие товарищи меня не поймут.
Самый конец 80-х с их удлинняющимися очередями, исчезающими продуктами (маслом и колбасой!), экстрасенсами по телевизору и манипуляции со сбержениями и 90-е с их бандитами, разрухой, скачущими ценами, танками и шахтёрами на улицах, доцентами, торгующими носками у метро - это всё была очень дорогая цена, заплаченная за то, чтобы вот такого, как 27 июля и 3 августа 2019 года в Москве не было. Это была цена, заплаченная всей страной - и за пределами Москвы ещё выше чем в Москве - чтобы уйти, среди прочего от ночных обысков и сфальсифицированных уголовных дел по политическим статьям. И вот, оказывается, это всё всеми было заплачено зря...
У меня такое же чувство было в 2014 году. Вот неважно, чей Крым, но через двадцать лет после распада СССР что-то началось, наконец, затягиваться. Гражданские войны после 1991-го года вспыхнули по всей российской периферии - и некоторые из них, что чеченская, приднестровская или таджикская, заняли десятилетие и больше. Но и они хоть как-то стали затягиваться к 2010-м. Не ворошили бы осетинский конфликт, и он уже затягивался. А в 2014 году как нечего делать отмотали на четверть века назад - то есть всё это время, потраченное на рубцевание и затягивание ран, прошло зря. Старые конфликты передались новому поколению, рану расковыряли.
И вот сейчас в Москве в 2019 - все эти потери девяностых насмарку. Эта же плата, за возвращение к нормальности, была вполне реальной - если в стране несколько миллионов лишних человек заняты в безопасности, значит, когда наступает экономический спад, они, оставшись без работы, пополняют ряды бандитов. А сейчас их наняли обратно - то есть при следующем возвращении к нормальности опять будет криминальная волна и разруха, опять придётся платить за то же самое. И тем, кто видел 90-е и понимает, и тем, кто пока не понимает.



Палаточный городок у стен Кремля 1990 год.