August 12th, 2019

запомните этот твит (тм)

Я имею в виду администрацию президента, которая вначале заявляет, что у нас нет образа будущего, а потом говорит: вот вам образ будущего, пункт первый: во главе будет Путин, Россия будет такой же, как сейчас. А теперь – какой у нас образ будущего? Никакого. У нас его сейчас нет, и дальше не будет.
Поэтому, — да, России, конечно, нужны политические альтернативы. Они будут появляться в ближайшее время – запомните мои слова. Причём, будут появляться с разных сторон, в том числе, с самых неожиданных.
https://echo.msk.ru/programs/ganapolskoe_itogi/2479961-echo/

главное не опоздать, иначе всё посыплется само так, что потом не соберёшь, как это уже было с ссср

Сегодня в России зреет довольно очевидный запрос на федерализацию. Россия движется всегда по синусоиде – она централизуется, потом федерализуется, федерализуется, потом централизуется.
При рутине, конечно, очень сильно пережали централистскую линию. Есть запрос на федерализацию. Лидер, который будет, или группа, движение, которое будет это реализовывать, это будут люди с совершенно другими качествами, чем те, которые сегодня находятся у власти.
У меня совершенно нет никаких сомнений, что такие люди в России есть. Эта повестка даже уже в последние 30 лет не раз звучала, и были люди, которые были готовы ее представлять. Это один из вариантов всего лишь.
А.Нарышкин
― Это лидеры, которые сидя здесь, в Москве, будут готовы отпустить регионы, или это какие-то местные лидеры?
Г.Юдин
― думаю, что если мы увидим этот сценарий, это будет какой-то альянс людей из разных регионов, которые возьмут на себя ответственность за страну.
О.Овчаренко
― Которые пока сидят серыми мышками?
Г.Юдин
― Да, они могут быть сегодня на средних этажах власти, а могут быть вообще вне ее. Потому что требование федерализации сегодня озвучивает тот же самый Навальный, например.
А.Нарышкин
― Потерям страну. Великую Россию.
О.Овчаренко
― А пять лет назад слово «федерализация» звучала на Украине.
Г.Юдин
― Если мы будем находиться в этом узком консервативном мировоззрении, в котором все упирается в одного-единственного человека, в один-единственный сценарий, то мы не решим проблему того, как мы будем жить дальше. Мы все время будем жить вчерашним днем.
Это сегодня в каком-то экзистенциальном плане главная проблема России. Для того, чтобы перестать этим заниматься, нужно посмотреть хотя бы на собственную историю, посмотреть, что ну да, была федерализация и ничего не теряли страну.
Ленин в свое время через федерализацию вообще решил проблему сохранения страны. Мы можем потерять ее на самом деле, если мы этого не сделаем.
О.Овчаренко
― Но Ельцин, по-сути, тоже предпринимал такие попытки федерализации. Там все закончилось, в том числе, конфликтами на Кавказе.
Г.Юдин
― Конфликты на Кавказе зрели в результате совершенно глупой и бестолковой национальной политики. А кроме того, самый серьёзный из них, который вылился в войну, это вообще был рукотворный конфликт, который двигался ровно той идеей, которая сейчас была озвучена: если мы сейчас там всех не прищучим, то мы потерям страну. А как будем прищучивать? А давайте всех поубиваем. Они говорят, что не останется ни одного чеченца? ну и прекрасно. Они будут драться до последнего чеченца? Ну и пускай дерутся до последнего чеченца. И мы получили то, что получили.
Вместо этого мы можем строить вполне нормальные, причем разные, с разными частями страны – у России довольно сложное наследие и разные ее части на разных условиях входили в этот состав. Поэтому – да, это будет вполне гетерогенная страна.
О.Овчаренко
― То есть, мы можем допустить, что субъекты федерации могут быть не равны во взаимоотношениях с центром?
Г.Юдин
― Они могут быть неодинаковы во взаимоотношениях с центром. Думаю, что они должны быть равны, но должны быть неодинаковы. И еще раз – главное тут не с центром взаимоотношения. Главное — взаимоотношения друг с другом. Россия гипер-централизованная страна. Тут чтобы из Иркутска в Томск прилететь, нужно лететь через Москву.
Вот это главная повестка сегодня – строить инфраструктуру, которая бы децентрализовала страну. На это гигантский запрос во всей России. И конечно, найдутся люди, которые будут его реализовывать.
https://echo.msk.ru/programs/ganapolskoe_itogi/2479961-echo/

Иногда, глядя на сегодняшнюю ситуацию, у меня возникает мысль, что миссия Путина в том и состоит, чтобы Россию развалить и благодаря этому войти в историю, затмив Горбачёва. Потому что, если бы он хотел её сохранить, то делал бы всё наоборот. Он же занят исключительно сохранением собственной власти, а страна ему вообще по барабану. И чем дольше он будет оставаться у власти, тем меньше шансов у России сохранится, как единому государству. Потому что процесс в один прекрасный момент просто выйдет из под контроля, как это уже было с СССР. И если сегодня красноярский Быков готов вместо 2/3 доходов края отдавать Москве 1/3, то завтра он вообще пошлёт её нахрен и она пойдёт, потому что сил заставить регионы платить дань уже не будет.

для Гонконга, в отличии от Москвы, решается совершенно фундаментальный вопрос, вопрос выживания

Г.Юдин
― Есть разные способы гражданского участия. Но дело даже не в этом. Люди, которые пытаются перекладывать на население Москвы – есть такое странное упражнение: берешь население Москвы и потом пытаешься переложить на него какие-то проценты, и думаешь «Ну как, процентов 50% должно быть. Сколько у нас население Москвы? 14 миллионов. Значит, пока 7 миллионов не выйдет на улицы, в общем, никакого смысла – это все меньшинство незначительное».
О.Овчаренко
― Ну, смотрят, например, на Гонконг – там выходят миллионы.
Г.Юдин
― Сделаем шаг назад. Еще раз: Россия полностью деполитизированная страна, а Москва полностью деполитизированный город. Здесь в принципе людей сложно хоть чем-то объединить. «За», «против», «воздержался» — чем угодно сложно объединить.
Это важно именно в контексте электоральной кампании, потому что из-за этого результат всегда делает меньшинство. Не большинство, которое приходит и единогласно голосует.
А.Нарышкин
― То есть, уже круто, что в деполитизированной Москве выходит такое количество людей?
Г.Юдин
― Совершенно верно. То, что мы сегодня видим, это по масштабам Москвы и по ее электоральной математике – это очень большая сила. Именно поэтому, конечно, московская мэрия провалила эту кампанию. Она создала эту силу и сейчас не знает, что с ней делать.
А вот эти 50 тысяч, которые представляют на этом митинге гораздо большее количество людей – потому что никогда все люди не выходят на митинги, — пожилые, отсутствующие, испугавшиеся — есть миллион причин. За ними, конечно, стоит очень большая сила по меркам московской электоральной истории.
Конечно, в Гонконге совсем другая ситуация.
А.Нарышкин
― Получается, что там культура другая этого? Политическая?
Г.Юдин
― Там действительно уровень деполитизации гораздо меньше, а во-вторых, давайте прямо скажем, что для Гонконга, абсолютно для всей страны, решается совершенно фундаментальный вопрос. Я очень им сочувствую.
А.Нарышкин
― Ложимся мы под Китай окончательно, или нет.
Г.Юдин
― Да. И это для миллионов людей вопрос просто существования этой страны.
О.Овчаренко
― напомню, что там обсуждается закон об эмиграции, которая позволяет по запросу Китая выдавать граждан Гонконга.
А.Нарышкин
― Не об эмиграции, а об экстрадиции.
О.Овчаренко
― Да, об экстрадиции.
Г.Юдин
― О выдаче. Но будем прямо говорить что конечно, это такой эвфемизм, это закон о выдаче для проблемы независимости. Понятно, что Гонконг хочет быть независимым – это всем ясно, ясно и Китаю. И сейчас там решается этот вопрос. Конечно, это вопрос, который мобилизует огромное количество людей, это просто вопрос выживания.
https://echo.msk.ru/programs/ganapolskoe_itogi/2479961-echo/