December 22nd, 2019

госмашина вранья

Вот Путин на конференции, которая произошла вчера и в которой вообще не было бы ничего важного и ничего интересного, если бы не несколько таких важных психологических проговорок, рассказывал про то, как он попросил коллег подобрать ему архивные документы, потому что он хочет написать статью про события, предшествовавшие началу Второй мировой войны и про то, как все плохо вели себя по отношению к Гитлеру, а Советский Союз во главе со Сталиным хорошо вел себя по отношению к Гитлеру. Он некоторые тезисы этой статьи высказал. Они абсолютно бредовые. Например, по поводу того, что Советский Союз остался последним государством, которое не заключило пакт о ненападении или что-то того… Особенно Великобритания, Черчилль особенно подписал много с Гитлером договоров о дружбе и сотрудничестве. Или там США или еще кто-нибудь. Очень много было таких договоров. Да, ага.
Но что здесь важно — важно то, что «коллеги мне подбирают из архива»…
Вот ему коллеги подбирают, как он сам сказал, архивные документы под уже имеющийся в его голове — вот это вот важно: он уже знает, что произошло — а теперь ему под это дело подбирают архивные документы по поводу того, что произошло с Гитлером, и что, в конечном итоге, привело ко Второй мировой войне. И они ему подберут, нет сомнений. Они ему подберут отличную подборочку, из которой всё будет следовать просто как по писанному, просто как по маслу, всё будет очень красиво, ровно так, как он им заказывал.
Вот, видимо, они уже подобрали ему подоброчку. Действительно, кто-то написал очень здорово. Кто же это был? Не помню. Может быть, переводчик Виктор Сонькин, мне кажется, что у него это было написано (а, может быть, нет): «Я думал, что не существует на свете такого человека, — написал он, — которые не знает о том, что в 30-е годы в Советском Союзе происходили репрессии, людей расстреливали и скрывали это ото всех, и они исчезали бесследно, потому что была выдумана всякая ерунда… про «10 лет без права переписки» и всё такое прочее».
Есть такой человек, такой человек нашелся. Этот человек — Путин Владимир Владимирович, который сказал — все уже это процитировали, все уже по этому поводу посмеялись (а чего смеяться-то?), что вот наутро человека арестовывали, днем судили, а вечером выдавали его тело родным…
О.Бычкова: В 37―м году.
С.Пархоменко: В 36―м и 37-м году. Кто ему рассказал это? Какие коллеги подобрали ему архивные документы на эту тему? Может быть, они ему подберут форму №2. Я хочу напомнить эту совершенно поразительную историю. Я когда-то написал большой текст про это. Но на самом деле это очень известная вещь, это «Мемориал» очень давно нашел, описал, растолковал, показал. Я тут опять-таки только шел за материалами «Мемориала». История про то, как через 15 лет после репрессий в 50-каком-то году, после смерти Сталина уже вышло постановление о том, как врать. Потому что раньше врали произвольно, без постановления, кому как хотелось, кому как казалось правильным. А потом вышел стандарт: врать так.
Был выпущен многодесятитысячным тиражом специальный бланк на желтенькой картонке, — я его держал в руках, я его видел в заполненном виде с одной и с другой стороны, — на лицевой стороне которого полагалось вписывать в клеточки, что с человеком происходило на самом деле, а на оборотной стороне — как врать родным по поводу того, что с ним произошло: как выдумывать диагноз, от которого он умер; как выдумывать дату, когда это произошло, и как на основании этого выдавать свидетельство о смерти. Эта машина продолжала работать до середины 50-х годов — машина вранья.
Но документики на эту тему Путину не предъявили, не подобрали из архивов коллеги. У него сложилось совершенно отдельное, самостоятельное представление о том, как была устроена история России. В этой истории, например, Советский Союз не занимал Западную Украину и Западную Белоруссию. Вот «их там нет» и не было. Их, оказывается, и там не было. А были какие-то немецкие войска, которые зашли, потом вышли, а потом советские войска, Красная Армия, которая зашла. Так никто не занимал, нет. Никто не оккупировал части Польши, ничего этого не было. Просто зашли и вышли, а потом зашли, а их там нет.
https://echo.msk.ru/programs/sut/2557247-echo/

Вы можете себе представить живого человека, который свою дочь называет «эта женщина»?

Это виртуальный мир, который человек выстраивает для нас. Он сам, между прочим, когда надо, когда речь идет о его кошельке, когда речь идет о Ролдугине, когда речь идет о двух его дочерях, которых он называет «эти женщины»… Вы можете себе представить живого человека, который свою дочь называет «эта женщина»? Ну еще очень нелюбимую жену можно называть «эта женщина», ужасную мачеху можно называть «эта женщина», но дочь называть «эта женщина» нельзя совсем, в этот момент язык должен зацепиться за зубы у нормального человека…
О.Бычкова― Но он и не отрицал ничего, с другой стороны, про этих женщин.
С.Пархоменко― Он не отрицал, потому что он ничего про них не сказал, оно просто сказал, что «эти женщины»… как-то. И есть «эти женщины», — вот всё, что он сказал.
О.Бычкова― И подробно рассказал про эти структуры, в которых эти женщины участвуют.
С.Пархоменко― Которые не имеют отношения к этим женщинам… Бог с ним, забудем про этих женщин. Просто это некоторое представление о том, как устроены нейронные связи в голове у человека, как у него язык связан с мозгом. Это же особенная какая-то вещь, это уже физиология какая-то, что язык может это произнести. Но бог с ним.
Но когда надо… вот это называется, мыло не ест. Этот сумасшедший сумасшедший, но почему-то как-то…
О.Бычкова― Ну ладно, ты там это… не увлекайся…
С.Пархоменко― Ну да. Нет, я не про него, я вообще про сумасшедшего. Большая часть сумасшедших, как известно не способно нанести себе ущерб, они только другим наносят, они ранят санитаров, а сами остаются почему целы при этом.
https://echo.msk.ru/programs/sut/2557247-echo/

СССР похожий период пережил после смерти Сталина

The Economist признал Узбекистан страной года
https://www.gazeta.ru/business/2019/12/19/12874064.shtml?updated

Это к тому, насколько велика роль личности в истории. Хотя такие случаи скорее правила, чем исключения. Почти всегда после диктаторов приходили приемники, которые разворачивали курс на 180 градусов.