February 27th, 2020

"Конституционная комиссия - это прихоть Владимира Путина"

Конституционная комиссия не предусмотрена никакими процедурами порядка внесения поправок с 3-й по 8-ю главу. Никакой конституционной комиссии, никакого народного одобрения, голосования, плебисцита, референдума быть не может. Оно не имеет юридического содержания.
А. Соломин― Владимиру Путину важно заручиться поддержкой…
Е. Лукьянова― Это абсолютно нелегитимная процедура. Она не имеет никакого юридического смысла. И никакого юридического содержания.
А. Соломин― А почему, если она легитимизирует это…
Е. Лукьянова― Она не легитимизирует ничего, потому что противоречит процедуре. Это абсолютный, я не знаю, можно сплясать на улице таким же образом. Взяться за руки. Это голосование особенно…
А. Соломин― Это прихоть Владимира Путина.
Е. Лукьянова― Ну прихоть она стоит почему-то из моего кармана, деньги на эту прихоть берут. Мы видели недавно его распоряжении и выделении больших средств. Она не нужна, незаконна, ничего не легитимизирует, исполняет роль народного гуляния.
А. Соломин― Но она дает возможность критикам изменений выразить свою позицию.
Е. Лукьянова― Кто?
А. Соломин― Эта прихоть Владимира Путина.
Е. Лукьянова― Где вы там видели в этой конституционной комиссии критиков изменений?
А. Соломин― Эти критики придут на участки голосования и проголосуют против поправок.
Е. Лукьянова― Да мы не знаем, от какого большинства будут голосовать. Мы не знаем, как будет приниматься это решение. Оно же не в рамках…
А. Соломин― Это решение, может, не учитываться. Я имею в виду это голосование…
Е. Лукьянова― Прости, Леш, это все симулякр. Нет такого у нас в законе голосования, нет у нас такого плебисцита, референдум по этому вопросу провести невозможно. По вопросам изменения Конституции. Нельзя, не предусмотрен референдум для внесения изменений с 3-й по 8-ю главу. Никто его назначить не может, что самое интересное. У президента нет таких полномочий. Инициативные группы по этим вопросам не может инициировать референдум. Его может назначить только конституционное собрание, которого у нас нет.
А. Соломин― И нет закона об этом.
Е. Лукьянова― И нет закона.
https://echo.msk.ru/programs/personalno/2594532-echo/

"По факту у нас выборная дуалистическая монархия с институтом престолопреемства, как в Малайзии"

А. Соломин― Владислав Сурков высказался о гиперпрезидентской республике. По сути, он признал ее существование уже сейчас. В нынешней форме. И говорит о том, что это нужно просто зафиксировать в Конституции. То же самое про отсутствие фактически местного самоуправления. Тоже говорит, что это нужно зафиксировать. Но это же справедливое замечание.
Е. Лукьянова― Нет, несправедливое замечание. Во-первых, про гиперпрезидентскую республику давно и упорно пишут все ученые, и ни у кого нет сомнений, что это как минимум гиперпрезидентская республика.
А. Соломин― То, что происходит сейчас.
Е. Лукьянова― Как минимум по разграничению полномочий это гиперпрезидентская республика. В Конституции их много, президент вынесен за рамки системы разделения властей и имеет по отношению к каждой из ветвей власти, к управлению, к законодательству и к суду огромные полномочия. Поэтому сложно говорить о демократической республике, система разделения властей не работает. Помимо этого законами и подзаконными актами всяческими, по крайней мере, за 20 последних лет плюс актами Конституционного суда, там шли споры какие-то. Он получил еще немного меньше тысячи дополнительных внеконституционных полномочий. Все они будут закреплены? Нет, конечно. Усилятся они? Да, конечно. Все эти разговоры про усиление власти парламента это неправда, потому что если внимательно прочитать поправки с карандашом, проанализировать их – этого не происходит. Это только рассказ о том, что такое-то изменение процедуры усилит парламент. Не усилит, наоборот, ослабит.
Е.Лукьянова: Это только рассказ о том, что такое-то изменение процедуры усилит парламент. Не усилит, наоборот
QТвитнуть
А. Соломин― Когда я спрашивал вас, справедливо ли это – я имел в виду немножко не сами изменения…
Е. Лукьянова― Леш, я договорю. Потому что как минимум у нас гиперпрезидентская республика. А по факту у нас выборная дуалистическая монархия с институтом престолопреемства. Вот и всё. Это монархическая форма правления – то, что у нас последние…
А. Соломин― Мне кажется в самом слове «гиперпрезидентская республика»…
Е. Лукьянова― Нет, выборные монархии бывают. Вон у нас в Малайзии выборная монархия.
https://echo.msk.ru/programs/personalno/2594532-echo/

(no subject)

Если вы уже знаете что больны коронавирусом - не спешите ложиться в больницу. Зайдите сначала в полицию, администрацию города, сходите в офис ЖКХ и приёмную "Единой России" - поговорите с людьми о насущных проблемах. А потом только в больницу!(с)