September 11th, 2020

опыт с евро оказался негативным

И.Землер― На меня иногда волнами накатывает такое ощущение, что разгильдяи готовили этот брекзит не меньше, чем в известных нам других территориях. Смотрите, несколько лет готовилось это соглашение, несколько лет его проводили, согласовывали в парламенте между партиями и с самим Евросоюзом. И каждый раз с завидной регулярность вываливается какой-нибудь ляп, который ставит под угрозу весь процесс. Чем это можно объяснить?
Г.Гусельников― Это можно объяснить очень низким качеством государственного управления. И оно низкое как в Соединенном Королевстве, так и, собственно, в Евросоюзе. Потому что нравится вам или нравится, вы должны говорит те лозунги и те мейнстримовские идеи, которые сегодня популярны и которые население хочет от вас услышать. Реальные компетентные, умные, качественные профессионалы, менеджеры в сферу государственного управления не идут. Это такая советизация, социализация Евросоюза, которая приводит к довольно плохой селекции управленцев.
В Евросоюзе так вообще там рулит бюрократия надстрановая, наднациональная, которая, в общем, национальных и страновых интересов не имеет. Например, недавно там главным комиссаром по вопросам внешней торговли Евросоюза назначен латыш, родившийся в Советском Союзе человек, закончивший советский вуз и соответствующие школы и со всем остальным и представляющий страну с коренным населением латышами ну, наверное, миллион человек. Вот он сейчас определяет всю внешнюю политику Европы. Я ничего политического про него не хочу сказать, но, я думаю, вряд ли он в состоянии говорить за внешнюю торговлю Германии, Франции или договариваться о том, как эти страны между собой будут торговать между собой.
В этом еще одна проблема Евросоюза. Потому что если бы речь шла о том, как Германия договориться с Белоруссией, он бы давно договорились. Но поскольку существует огромное количество маленьких стран, которые хотят сделать Великобритании бесконечно больно за этот брекзит, потому что он на них отразиться с финансовой точки зрения… Ведь, что такое соединенная Европа? Это такая история, когда богатые, крупные государства сбрасываются деньгами, а маленькие государства берут эти деньги, пользуются, да еще и делегируют своих менеджеров, чтобы эти деньги распределять.
И.Землер― Соединенное Королевство тоже сбрасывалось деньгами?
Г.Гусельников― Конечно. Соединенной Королевство после Германии был второй по величине донор европейского бюджета. Это колоссальный удар по европейскому бюджету. Если не дай бог следом за Великобританией захочет последовать Франция, то, я думаю, это будет коллапс бюджета, потому что одна Германия не в состоянии будет их содержать. Туда еще немножко вносит Италия, немножко Северная Европа, но все остальные деньги только сосут. Восточная Европа, Прибалтика, особенно Польша — это огромные реципиенты европейской помощи, которые, поверьте, только делают вид, что у них демократия, рыночная экономика, и нет коррупции. На самом деле всё это есть, и они больны теми же болезнями.
Поэтому те страны, которые страдают, у них просто маниакальное желание сделать как можно больнее Великобритании. Отсюда, собственно говоря, Евросоюз никак не может выработать приемлемые и честные для всех условия. Иными словами с Великобританией говорят не как с равным партнером, не как о стороной, которая заслуживает уважения, с которой надо найти компромисс, а со стороной, которую надо обязательно кошмарить, которой надо сделать максимально больно, максимально сложно, чтобы больше так никто не захотел. И это желание большого количества маленьких бедных, в основном восточных стран Евросоюза — вот основная причина конфликта между ними.
И.Землер― Вы сейчас обронили: не дай бог Франция последует по тому же пути. А есть какие-то предпосылки к тому, чтобы Франция пожелала последовать по этому пути?
Г.Гусельников― Пока нет. Но, я думаю, через несколько электоральных циклов мы это увидим не только во Франции, но и в Германии, которая является о плотом… Посмотрите на нее, потому что это все-таки центр, и с него надо смотреть. Есть такая партия AfD, которая в душе чуть ли не нацистская партия. Они сейчас перекрасились, поменяли имидж и так далее. Сначала они получали единицы процентов, потом они получили 10% в федеральном парламенте. Сейчас в отдельных землях Германии на выборах они получают до 1⁄3 и поэтому на следующих выборах, когда Меркель, очевидно, уйдет уже, я имею в виду федеральную германию, эта партия может получить — то есть это аналог Brexit партии — довольно большое количество голосов.
То есть на самом деле люди-то в Европе понимают и чувствуют, что качество управления низкое. Они видят, что, по сути, в Европе нет экономического роста уже 12 лет. И, собственно говоря, не будет без смены экономической парадигмы. Поэтому очень многие это понимают и идут голосовать за ярких лидеров, за новые, свежие идеи, за изменение порядка веще. Но так работает демократия.
И.Землер― Несколько электоральных циклов — это может быть и 5, и 10, и 100 лет. Какой период вы считаете…?
Г.Гусельников― Я думаю, от 5 до 10 лет — уже точно будут изменения. Ну, потому что 12 лет экономического роста нет, и если не будет еще лет 10, то это длительный срок, это уже целое поколение. И я думаю, что реакция будет даже раньше. Она и есть. Я вам даже пример с AfD привел. Она есть, эти течения есть, просто они не видны, они происходят на региональных выборах и не отражаются на общей политике.
https://echo.msk.ru/programs/personalnovash/2706399-echo/