November 21st, 2020

появление Турции в Азербайджане – это провал, конечно и Путин это признал

В. Дымарский― А почему вы считаете поражением для России то, что произошло в Карабахе?
Г. Юдин― Исходя из тез приоритетов, которые мы можем предположить у Владимира Путина… Одна из проблем состоит в том, что они не очень ясно заявлены, особенно на этом направлении. Но исходя из тех приоритетов, которые мы можем предположить, конечно, там присутствие Турции, такого стандартного геополитического оппонента России на постсоветском пространстве, очень сложно назвать удачей. Я не представляю себе позицию, с которой это можно было бы назвать удачей.
Есть там какие-то разговоры про то, что это какой-то заговор диктаторов, сговор между ними, чтобы скинуть демократически избранного Пашиняна. Но мы видим и в последнем интервью Путина, что это, конечно, не так. Он признает достаточно прямо, что да, это провал. Другое дело, что он его считает неизбежным и относит его причины на 30 лет назад, при том что он сам уже 20 лет сидит в Кремле. Но это не меряет реальной обстановки.
И, кроме того, давайте не забывать все-таки, что Россия не в такое уж большое количество военных блоков входит. И вот один из них ОДКБ. Он, вообще-то, включает Армению. И когда Армении заявляют, что, знаете, все, конечно, хорошо, но это все не предполагало защиту Карабаха, то у армян, конечно, возникает желание спросить: «А вы не могли раньше об этом сказать? Мы туда, может, не входили бы, потому что у нас особо других проблем, на самом деле, не было. А если б вы сказали, что это на Карабах не распространяется, может, мы бы в какой-нибудь другой блок вошли».
Поэтому да, с точки зрения вот такой силовой политики появление Турции в Азербайджане – это провал, конечно. И мы видели, что Россия пыталась мягко избежать этого провала, но ничего не получилось.
https://echo.msk.ru/programs/year2020/2744522-echo/

Илларионов называет появление турецких войск на Кавказе, крупнейшим политическим поражением за всю историю.

Лукашенко пытается вернуться в Латинскую Америку 70-х годов

В. Дымарский― То есть вы не готовы предугадать, как разрешится этот кризис белорусский?
Г. Юдин― Нет. Я думаю, что это, на самом деле, во многом ключевая сейчас история не только для Беларуси и даже не только для всего региона, но для гораздо более широкого контекста. Потому что до последнего времени считалось, что правитель должен иметь некоторую демократическую легитимность, чтобы править. Да, она может быть условной, она может быть фабрикуемой и так далее. Но желательно, чтобы она была. Без нее совсем править невозможно.
Лукашенко сейчас делает такой интересный эксперимент – он пытается вернуться в Латинскую Америку 70-х годов. Вот там этот вопрос не стоял. То есть там просто были военные у власти, которые говорили: «Нас не интересует, что вы по этому поводу думаете. Мы лучше знаем, куда вести страну в тяжелый момент. У нас тут враги кругом», и так далее.
И то, что Лукашенко сегодня делает, сильно напоминает эту манеру. Если ему удастся удержаться, то мы можем всем регионом или, может быть, даже более широко вернуться в 70-е годы Латинской Америки.
https://echo.msk.ru/programs/year2020/2744522-echo/