December 9th, 2020

"пока все не усядутся, будет некрасиво"

Политическая реальность трансферных периодов отличается вообще чем? У нас с вами не только стоит проблема 2024 в ее сугубо правовом виде. В правовом виде она решена. У нас Конституционный суд в очередной раз вынес очередное решение и теперь, в общем, на пути действующего президента, если он захочет в очередной раз баллотироваться, нет. Есть соответствующая поправка в Конституцию, которой он может воспользоваться.
Но у нас еще есть, собственно, поколенческий переход, объясняющийся естественными причинами, а с ними ничего не поделаешь, решениями никакого суда. Есть грозный суд: он ждет. Тут уже ничего не поделаешь. И вот этот процесс, который известный политолог Марк Галиотти, занимающийся нашими спецслужбами и организованной преступностью называл главным делом 2020-х — вот эту самую передачу активов, передачу власти, передачу капитала от отцов к детям, а иногда и к внукам им все равно надо будет произвести.
Опять же, может быть, неприятно пересказывать чужую переписку своими словами, но можно прочитать ее в том духе не как историю о демонстративном потреблении — это, действительно, не очень интересно, — а как историю о том, как следующее поколение потихонечку перенимает навыки своих отцов, занимает какую-то часть их мест и принимает на себя какую-то часть их властного ресурса. И этот процесс, еще раз повторю: а) неизбежный, б) довольно нервный. В условиях отсутствия правовых гарантий передача наследства — это тяжелый процесс.
Вообще, как вы помните, у нас много раз повторявшееся определении политической стабильности — это возможность властвовать, не превышая привычного уровня насилия. Трансферные этапы, они отличаются превышением привычного уровня насилия, потому что каждая группа считает себя находящейся под угрозой. Никто не ощущает себя в безопасности, никто на самом деле не имеет никаких гарантий.
М.Курников― То есть если не мы, то нас.
Е.Шульман― Если не мы, то нас. Это классическое описание гоббсовой дилеммы, гоббсовой ловушки, расскручивающеся спирали насилия. — Почему ты его ударил? — Я точно знал, что он собирается меня ударить первым. Считается, что так происходит в международных отношениях. В эти трансферные периоды это происходит и во внутренней политике.
М.Курников― То есть эти подряд публикации — это для нас как градусник, который показывает: температура нагрелась.
Е.Шульман― Да, есть такое дело. Опять же не имеет значения, насколько это всё правда, насколько это всё этично. Имеет значение то, что мы с вами и до этого знали: нельзя уйти от проблемы перехода. Это переход как-то должен осуществиться. И, с точки зрения практической, если вы не наследник и не наследодатель, просто имейте в виду, что будет такое беспокойное несколько время.
Тут довольно глупо будет на этом остановить свое гражданское и политическое участие, потому что после этого периода будет другой. Это не длится сколько-то долго. И вопреки апокалиптическим прогнозам это не то чтобы заканчивается хаосом. Это заканчивается тем, что более-менее, грубо говоря, все усядутся. Но пока все не усядутся, будет некрасиво.
https://echo.msk.ru/programs/status/2754238-echo/

Помимо здоровья Путина, которое обсуждалось в начале передачи, ещё поднимается тема залоговых аукционов, что тоже как бы намекает на трансфер власти и большой передел. Новая власть - новые правила и новые собственники. Даже когда Медведев был президентом, он отодвинул от кормушки путинских и отдал её своим братьям Магомедовым, которые нынче сидят в СИЗО.

зачем плодить лишние сущности? чем проще версия - тем ближе к истине

М.Курников― «Добрый вечер, Екатерина Михайловна, насколько назначение Анатолия Чубайса, по мнению многих, сильного переговорщика и вхожего в западные элиты, спецпредставителем президента по связям с международным организациями будет способствовать если не отмене санкций, то ослаблению санкционного давления на Кремль и тем самым обеспечит спокойный транзит власти?»
Е.Шульман― Кадровые перемещенная Анатолия Борисовича вызвали последние недели просто какой-то взлет мемуарной литературы. Многим людям есть, что вспомнить, а тем, кому нечего вспомнить, у них есть множество мнений, которые они высказывают. Я боюсь, что я разочарую ожидающих ответа. Пост спецпредставителя президента дает дипломатический паспорт и дипломатический иммунитет. При этом он не предполагает ни какого-то аппарата, ни структуры, которую можно было бы возглавлять.
М.Курников― То есть бюджета не предполагает.
Е.Шульман― Ни бюджета, ни кадрового наполнения. Зато можно получить паспорт, по которому свободно, не подвергаясь всяким задержкам и осмотрам ездить с семьей туда, куда пожелается и это, собственно, то, чего человек, долгие годы находившийся на государственной службе, заслужил. Это то сообщение, которое мне гораздо яснее читается, честно говоря. Может, у мне как старому бюрократу свои паттерны видятся, но я вижу именно это, а вовсе не попытку наладить диалог с кем бы то ни было. Человек работал, проявлял лояльность, поручения какие-то выполнял. Шли годы, структура его поглощена более молодой и энергичной структурой. Но он сам не сделал ничего такого, что предполагало бы отставку без дополнительных разговоров. Поэтому, плохо ли? И статус есть, и паспорт есть и опять же по миру ездить можно.
https://echo.msk.ru/programs/status/2754238-echo/