December 15th, 2020

В Америке происходят серьезнейшие катастрофические изменения

Где в 2003-2003-м мне посчастливилось довольно много сотрудничать с Сергеем Петровичем Капицей. И однажды у нас был какой-то семинар, который был посвящен проблемам права, прав человека. Это уже было актуально, но не так актуально, как сейчас. И мы все говорили о реформе права, суда.
И потом в самом конце Сергей Петрович — он был ведущим — взял слово… вернее, модератором бы я, он сидел рядом со мной, и он стал говорить о чем-то, вообще не имеющим отношения к теме. Я сидел и с ужасом думал: Господи, о чем он говорит? Мы же о праве здесь.
И вдруг он заканчивает: «Вы знаете, я сейчас слушал всех вас. И у меня такое впечатление, что мы сидим с вами — стулья выставили — как актеры, о чем-то говорим своем, сзади нас на заднике огромные багровые тени во весь рост, а мы их не видим. А люди в зале, они видят не нас, они видят эти страшные тени, которые надвигаются уже в истории. И вот они зачарованы ими».
Вот то, что сейчас происходит в Америке, мы видим там актеришек на сцене: Трамп, Байден, Камала. Но на самом деле это актеры, а есть задник. И на этом заднике — страшные, огромные тени. И это тени, они не связаны даже с Америкой, с Россией, с Англией, с Китаем. Они связаны с состоянием той капиталистической системы, которая в каком-то гомеостазе пребывала последние 50-60 лет, когда более-менее после Второй мировой войны сложилась эта система, которая сейчас поехала по всем направлениям, потому что она диспропорциональна. Потому что начинаются тенденции, которыми человек не управляет. Это и вымывание среднего класса, который был основой демократии, прежде всего, в Европе. Он сейчас сужается как шагреневая кожа. Это и невиданный совершенно раскол по уровню благосостояния, когда, действительно, немыслимая часть национального богатства…
Я сейчас не говорю про Россию, я потом отдельно скажу, я про цитадель системы. Там происходят серьезнейшие катастрофические изменения, которые уже без коррекции этой политической системы вряд ли будут поправлены.
И этот кризис как раз подпитывает те движения, которые обычно появляются в момент кризиса, которые требуют вмешательства публичного интереса — это государства — в работу этого рыночного механизма, вмешательства грубого и внешнего. Вот, собственно говоря, о чем идет речь. И это происходит в центре системы.
https://echo.msk.ru/programs/personalno/2757384-echo/

Вот и Стус о том же:
https://youtu.be/tUS4r6FD0h0

"Владимир Владимирович! Макароны по-флотски мало чем отличаются от болоньезе"

Президент сказал, что наши люди предпочитают макароны по-флотски, а не болоньезе. Но он сказал, что болоньезе заказывают в Москве и Петербурге, а в остальной России предпочитают макароны по-флотски.
Д. Губин― Ему принесли такую красную папочку, и он прочел, что там написано крупным шрифтом. И он считает, что русские люди – дебилы. Ему так сказал министр иностранных дел.
Т. Троянская― А вы не любите макароны по-флотски? Вы на чужбине их не готовите себе? Не скучаете?
Д. Губин― Я ел их в армии. В серые переваренные макароны надо забросить двадцать банок тушенки, но приезжает полковник и забирает десять банок себе. Это и есть ваши макароны по-флотски. И так про вас думает начальство, что вы дебилы, рабы и свиньи. И вам об этом говорят в лицо.
Т. Троянская― Дмитрий Губин переводит слова президента.
Д. Губин― А дебилы не достойны ничего лучшего, чем макароны по-флотски. Владимир Владимирович! Макароны по-флотски мало чем отличаются от болоньезе, которые вы наверняка едите чаще. А отличаются они наличием соуса. Соус там томатный, потому что куда-то надо перерабатывать помидоры, которые собирают в Италии. И то и другое – это дешевая бедняцкая еда. Но болньезе все-таки будут повкуснее, и поэтому они в мире распространенность получили большую. А великие итальянцы – молодцы, они сумели продвинуть свои продукты, простые и дешевые: пиццу, пасту. Что может быть проще и дешевле?
https://echo.msk.ru/programs/personalno/2758054-echo/