January 10th, 2021

Россиянам очень повезет, если к 2030 году их доходы будут сопоставимы с уровнем 2013-го

Набирающие силу тренды ставят крест на российском экспорте. Китай (который уже в 2021 году способен раскочегарить мировую экономику) повторит не самые веселые сценарии Японии и СССР 1970–1980 годов.
полностью https://www.business-gazeta.ru/article/494867

Что будет с РФ и Китаем более-менее понятно, а что с остальными? Это задача со многими неизвестными.

- Как капитализм приспособится к новой реальности?
— На эту тему во всем мире идут интенсивные дебаты. Бытует два термина, которые подчеркивают степень непонимания того, что может случиться. Все оценки даже 2021 года состоят из «известных неизвестных» и «неизвестных неизвестных». Это характеризует уровень того, насколько слабо даже ведущие специалисты по мировой экономике представляют то, что может произойти.
Известные неизвестные — это в основном то, что касается вероятной политики центральных банков и министерств финансов разных стран, которые в 2020 году печатали много денег. Вероятно, в 2021-м им придется такое печатание немного притормозить, потому что только центральные банки стран мира влили в экономику 29 триллионов долларов — это треть мирового ВВП. Бесконечно продолжать подобное невозможно. Конечно, придется и сокращать вливания центральных банков, и тормозить рост их балансов, и в то же время думать, что делать с бюджетными расходами, так как дефициты бюджетов в развитых странах не чета нашему минфину. Госдолг у большинства развитых государств превышает 100 процентов ВВП, а в Японии уже далеко за 200 процентов. Дальше наращивать это опасно. В чем смысл известного неизвестного? Понятно, что придется потихоньку начать тормозить рост балансов центральных банков, бюджетных расходов, надо будет думать, что делать с госдолгом, чтобы предотвратить его дальнейшее наращивание, размышлять, что предпринять с процентными ставками (они сейчас очень низкие). Но как только все эти меры начнут иссякать, непонятно, как поведет себя экономика. Здесь, что бы ни произошло, в любом случае проблема. Экономика, которая выжила в развитых странах в 2020 году, держалась за счет огромных мер господдержки, гораздо бо́льших, чем в России: дешевого кредита, разного рода освобождения от банкротств, так как госструктуры были в состоянии покупать долг даже самых проблемных компаний и тем самым поддерживали их на плаву. Например, сколько состоится банкротств в 2021 году? По данному вопросу сейчас много споров. Есть оценки, что в развитых странах может обанкротиться 10 процентов компаний, которые находятся в мусорной инвестиционной категории, долг которых не считается инвестиционным. Если все это случится, произойдет опять ухудшение ситуации, медленное восстановление занятости, медленный экономический рост. Будет это или нет, никто сказать точно не может, потому что уж больно масштабы всей такой истории непропорционально велики по сравнению с прошлыми аналогами.
Неизвестное, что будет с процентными ставками, упирается в другое неизвестное, где еще больше споров, — что случится с инфляцией. Денег в экономику вкачали много. Денежная масса в Америке удвоилась и в процентах к ВВП находится на рекордном уровне. Теоретически все это может начать давить на цены. Если так, то центральным банкам придется повышать процентные ставки, а у правительств сразу возникнут проблемы с обслуживанием долга. Это цепочка проблем. Если есть трудности с обслуживанием долга, значит, надо сокращать бюджетные расходы, а это еще одно торможение экономики. Тогда пойдут банкротства, рост безработицы. Короче, еще одна цепочка ухудшающих обстоятельств, которая может замедлить подъем на ближайшие несколько лет. Произойдет это или нет, опять никто толком не знает. Ведущие мировые экономисты сейчас напоминают гадателей на кофейной гуще. Они не знают в точности, что будет, только предполагают.

— Как вы относитесь к тем экспертам, которые предсказывают смерть капитализма?
— Капитализм — очень адаптивная система. Он пережил жуткие времена в 1930-е годы, когда столкнулся практически с гибелью докризисной экономики. Это была такая катастрофа, которой мир ранее не знал. Она привела к росту нацизма, ко Второй мировой войне, краху золотого стандарта, распаду глобальной торговли и другим огромным проблемам, которые переломали всю капиталистическую систему. Тем не менее капитализм это пережил и так адаптировался, что потом довольно долго капиталистическая экономика развивалась очень быстро и успешно, по крайней мере в развитых странах.
Сейчас, скорее всего, адаптации потребуется не меньше, есть масса факторов, которые ломают старые представления о системе. Еще не было такого кризиса, чтобы государства развитых стран, в том числе в капиталистической Америке, налево и направо покупали активы частных бизнесов, накачивали балансы центральных банков и в Европе, и в Америке. По сути, это смыкает европейско-американскую экономику с китайской, где тоже государство является доминирующим игроком во всей антикризисной политике. Потому степень «огосударствления» экономики после кризиса резко возросла. Это реально меняет природу капитализма, так как частные риски становятся общественными в данной ситуации. Возникает ситуация морального риска, когда бизнес поощряется к безответственным авантюрным решениям, потому что за ним стоит государство, которое при случае поможет. Как капитализм приспособится к такой новой реальности — тоже серьезный долгосрочный вопрос.

"Это не то чтобы рекорд, это полный хаос!"

Фондовый Рынок США превысил ВВП США на 190.8% и на 141.5% ВВП США + активы ФРС
Это не то чтобы рекорд, это полный хаос! В момент пузыря доткомов показатель Фондового рынка к ВВП достигал максимума в 142.9%
https://smart-lab.ru/blog/669148.php



Демура давно уже говорил, что система вышла из под контроля и все правительства и центробанки ведут себя руководствуясь только одним правилом: "после нас хоть потоп". Задача у всех одна - свалить этот нарастающий снежный ком на следующих, благо у них там выборы довольно часто. В этом одна из проблем демократий.