June 15th, 2021

"В России запущены процессы, которые сейчас уже не зависят ни от кого"

А.Нарышкин― А для Путина, кстати, открыто еще вот это окно возможностей по уходу? Или уже все?
В.Пастухов― Вы знаете, я НРЗБ, потому что мне это было бы интересно, но я видел Ельцина мимолетно, но могу составить представление, я более-менее представляю Горбачева. Я никогда не видел Путина, не встречался с ним. Мне очень трудно давать оценки человеку, которого я лично не знаю. Исходя из того, что я вижу, мне кажется, что… Я отвечу так: очень многие живут такой странной… Надежда умирает последней. В странной вере, что в какой-то момент еще можно что-то изменить. Если Путин захочет, то он вот сейчас, до выборов, трамбует Россию, но потом выборы пройдут, и все вернется к доброму, старому, хорошему авторитаризму. Бог с ним, после выборов не вернется – но в 24 году он определится, в конце концов скажет, он остается или какой-то трюк выдумает невиданный, хотя это уже вряд ли. Но потом все изменится.
Мне кажется, исходя из первого пункта нашего разговора, в России запущены процессы, которые сейчас уже не зависят ни от кого. Они зависят только от одного субъекта, который называется «станция Дно». То, что в России запущено, должно удариться о дно, разбиться на части и дальше всплыть. И будет новая история, другая Россия с другими песнями.
Е.Бунтман― После «станции Дно» была революция.
В.Пастухов― Заметьте, не я это произнес
Е.Бунтман― Я произнес. Не хочу станцию Дно… Что-то такое другое.
А.Нарышкин― Слушайте, а мысли о том, что вместо Путина придет не условный какой-то либерал, Голубь или даже представитель оппозиции, а такой самый настоящий ястреб, которых вокруг Путина в ближайшем его окружении много, вас не пугает?
В.Пастухов― Поймите, между Сталиным и Хрущевым было много людишек, фамилии которых сейчас средний обыватель даже не вспомнит. То есть, там был маршал Булганин, если я не ошибаюсь, Маленков, понимаете? Такой был промежуточный период. И потом, в конце концов, через год-полтора вылупилось уже, что Хрущев является единоличным правителем.
А.Нарышкин― Вы говорите про пост-путинскую смуту?
В.Пастухов― Да, то же самое. После смерти Брежнева там Андропов… Очевидный ястреб, назовем вещи своими именами. Умный… А что вы думаете, Сечин – дурак? Нет. Он, конечно, обладает всеми лучшими чертами русского крестьянина, «лучшими». Но это же не значит, что он дурак. Между Брежневым и Горбачевым уместилось двое. То есть, естественно, что процесс не может быть линейным. Не говоря уж о том, что я в принципе не верю, что в России к власти может прийти представитель того, что мы называем либеральной оппозицией, понимаете? Потому что либеральная оппозиция не представляет в России модели, интересной и понятной не только большинству населения, но и большей части элиты. То есть, в любом случае это будет либо умеренно консервативные, либо радикально правый лидер, но не представитель либералов… Либералы нужны в России, чтобы будить фантазию народа. Но это тоже очень важная функция.
Е.Бунтман― Так должна быть предложена сверху некая понятная модель, единожды предложенная сверху, она кажется крепкой и реализуемой. Если она предложена сверху.
В.Пастухов― Я бы сказал следующее, что при всем при том есть некий общий исторический тренд, который… Так или иначе соблюдается на протяжении последних 300 лет. Это тренд многоступенчатый, с заскоками вперед и отскоками назад, некоей европеизации России. Я думаю, что перебить этот тренд очень трудно. Можно как бы надорваться и вообще просто Россия перестанет на каком-то из своих зигзагов существовать как единая государственность и цивилизация, что было бы для меня крайне плохо, потому что я – неотъемлемая часть русской культуры, и для меня ее превращение в культуру майя или ацтеков было бы колоссальной личной трагедией.
Но, к сожалению, чем больше зигзагов, тем больше рисков, что что-то произойдет. Есть некий общий тренд. При этом, чем больше у нас иногда каких-то радикальных шагов в эту сторону, тем сильнее бывает временный отскок. Поэтому я думаю, что наиболее вероятное послепутинское будущее – это несколько таких дерганых трепыханий с появлением сначала случайных лидеров, тянущих то вправо, то влево, и потом – появление такого второго Путина, но, скажем так, с меньшими, чем у Путина, склонностями к беспредельщине, понятийному управлению и игнорированию права.
То есть, такой вот… Был ли Хрущев абсолютной альтернативой Сталину? Смешно. Тем не менее, какие-то вещи он отрезал.
https://echo.msk.ru/programs/personalnovash/2854242-echo/

Глоба называет постпутинскую эпоху "10 царей на час". Так было после Сталина и после Брежнева. Наверху начиналась борьба за власть, которая длилась несколько лет, пока кто то не побеждал и не становился единоличным правителем.

название "народная" к народу не имеет никакого отношения

Интересное совпадение — как только где-то появляются государство или территория, в названии которых присутствует слово «народный», почти всегда можно быть уверенным, что сам народ к управлению ими никакого отношения не имеет. Чтобы не быть голословным можно вспомнить целую плеяду таких государств: Корейская Народно-демократическая республика (Северная Корея) с ее династией Кимов, Китайская Народная Республика, с ее олигархической системой правления, страны «народной демократии» Восточной Европы времен господства там Советского Союза, Третий рейх, вожди которого также называли свое государство «народным», и так далее.
В этот ряд сегодня органично вписываются и непризнанные ДНР и ЛНР на востоке Украины. Как все яснее становится видно, жизнь в этих «народных республиках» порой настолько допекает местное население, что вместо того, чтобы непрерывно восхищаться своими руководителями и бесконечно выражать готовность класть за них свои жизни, люди там начинают бороться за свои элементарные права.
https://www.rosbalt.ru/blogs/2021/06/05/1905192.html

Михаил Елизаров — Селигер
https://youtu.be/Dgy9hal5I7Y