juve99 (juve99) wrote,
juve99
juve99

судорожные хватания кремля

У любой страны, наверное, в ситуации, когда за один квартал падение потребительского спроса и потребления исчисляется почти 7%, 6,9%, наверное, было бы признаком полной катастрофы. Но у нас все же цифры с гораздо большим люфтом, мы привыкли считать катастрофой, когда все уже рухнуло. А когда не совсем рухнуло, у нас все нормально. На самом деле ситуация сейчас очень тяжелая, потому что помимо этих цифр по потреблению есть две важнейшие, на мой взгляд, цифры падения в двух основных мультипликаторах экономики – автопром и строительство. Они сами по себе важные отрасли, но они за собой тянут много других. Так вот там падение 25%. Строительство довольно сложно считать, потому что строители хотя бы вынуждены достраивать то, что они начали строить, чтобы хоть как-то расплатиться за кредиты, отдать здания за кредиты. Но даже при этом падение около 35%. Но я сам архитектор по образованию и долго им работал, у меня много друзей-архитекторов. Они говорят, что заказы на дальнейшее проектирование равны нулю. Это значит, что достроят то, что сейчас есть, и все. На будущее даже документации нет, никто ее не заказывал. Это показатель того, что ни о каком дне – якобы мы вышли на некое дно и начали на нем бултыхаться – речи пока не идет. В экономике продолжается падение, и не видно, где оно остановится. При этом, конечно же, бюджет всем "хорош", но в нем не учтена важнейшая компонента. Да, у государства долги очень небольшие, пренебрежимо небольшие, притом что нефтяные доходы худо-бедно поступают, не в тех объемах, но поступают, в общем, это совершенно не страшно. Но большие корпоративные долги, взятые еще до 2014 года, до Крыма, до всех санкций, и очень большие долги региональные, причем в некоторых регионах они составляют больше 100% регионального продукта. При этом бюджетные доходы все больше и больше концентрируются в Москве, сейчас еще 1% отъели у регионов в пользу Москвы – это больше трех четвертей. Непонятно, как регионы будут расплачиваться со своими долгами. Причем не все долги российским банкам, у многих долги западным банкам, а их надо отдавать. Да и с российскими банками теперь сложнее. Раньше все делалось просто, российский банк перекредитовывался в западных структурах и все, а сейчас это невозможно. Эта ситуация, этот фактор риска совершенно не отражен в бюджете, разве что он таится в секретных статьях, но насколько вы понимаете, секретные статьи не о том – это все-таки армия и еще в большей степени государственная безопасность, не только ФСБ, но и полиция, и ФСО, вся эта система безопасности.

Сигналы со стороны власти в России всегда воспринимались двояко: с одной стороны, верят власти, реагируют на ее сигналы, а с другой стороны, не верят. В обыденной жизни люди живут, не учитывая этого фактора, а в голове тем не менее возможность войны сидит, она вбивается, на это прилагаются огромные пропагандистские усилия. Но по Москве могу сказать, что у всех скорее даже есть некое предчувствие гражданской войны больше, чем внешней войны. И это тоже возможный итог подхлестывания истерии, когда она не выплескивается вовне. Плюс быстрое накопление экономических и социальных проблем, которое может вылиться во все, что угодно. Военная истерия, безусловно, нагнетается, но насколько она будет реализована? Понимаете, ядерная война, о которой все говорят, которой грозится Путин… Слава богу, после Карибского кризиса система принятия решений о ядерном ударе стала крайне многоступенчатой, зависящей от системы команд, которые отдают живые люди. Достаточно одному из них испугаться и не отдать команду, и ничего не случится. А такое возможно. Был потрясающий американский документальный фильм о Карибском кризисе, где капитан подводной лодки не пустил торпеду, потому что не получил прямого указания ее пустить. Он не стал торпедировать русское судно, везшее ракеты на Кубу, написав в бортовом журнале: "Лично я из-за этого войну не начну". Он не остановил войну, но он дал шанс тем самым политикам вырулить ситуацию. С другой стороны, конечно, огромная опасность того, о чем писала замечательный американский историк Барбара Такман "Августовские пушки", начало Первой мировой войны, когда в последний момент все опомнились, что, мол, какая война, никто к ней не готов, никто ее не хочет, все попугать друг друга хотели, а уже ничего сделать не смогли, уже покатилось. Такая опасность, конечно, всегда есть. Потому что нельзя играть с огнем слишком долго.

отсюда http://www.svoboda.org/a/28082579.html
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments