juve99 (juve99) wrote,
juve99
juve99

Category:

Россия сдала самый восточный город-миллионник. Красноярску вынесен экологический приговор

На экономфоруме в Петербурге РУСАЛ, алюминиевая ассоциация и красноярский губернатор Виктор Толоконский подписали некролог Красноярску. На затуманивающем сознание бизнес-канцелярите некролог называется «протокол о намерениях по созданию инновационной промышленной территории «Алюминиевая долина». Перспективы, которые открывает «Алюминиевая долина», очень важны для развития алюминиевого бизнеса Китая.

КНР впечатляющими темпами закрывает грязные производства в своих городах и готова выносить их в Сибирь и на Дальний Восток.

Только два факта. Китай еще в начале этого столетия полностью закрыл все алюминиевые комбинаты, работающие по допотопной, вековой уже, технологии Содерберга (именно той, что работает в городском районе миллионного Красноярска, и вообще бульшая часть алюминия Дерипаски выплавляется именно так). В апреле 2016 года успешно прошли переговоры Минвостокразвития РФ и госкомитета по развитию и реформе КНР о переносе на российский Дальний Восток китайских промышленных мощностей в 12 отраслях, в том числе самых грязных — металлургии, химической, цементной, стройиндустрии. Ранее эти договоренности зафиксировали в меморандуме взаимопонимания по укреплению российско-китайского регионального, производственного и инвестиционного сотрудничества на Дальнем Востоке.

Напомню, в черте города уже работает Красноярский алюминиевый завод (КрАЗ) Дерипаски. Такого больше нет нигде в мире, чтобы внутри города выплавляли по миллиону тонн алюминия ежегодно. Да еще по самым грязным технологиям. Такого больше нет нигде в мире, чтобы для города-миллионника безветрие и температуры выше плюс 25—28 становились бедствием. Красноярск стоит на речных террасах, запертых горами, и ты ощущаешь себя в душегубке, в закрытом гараже с газующей машиной или в кастрюле под крышкой. То же — зимой. Режим неблагоприятных метеоусловий (НМУ) разных степеней опасности («режим черного неба») в городе объявляют с каждым годом все чаще.

Положение усугубляет Красноярская ГЭС, обеспечивающая КрАЗ током. Благодаря преступной ошибке проектировщиков Енисей перестал замерзать на протяжении 300 км. Над рекой и над Красноярском перманентно висит туман, копящий все яды, испускаемые заводами, ТЭЦ, котельными, транспортом; этой взвесью и дышим.

Горожанам в дни и недели НМУ, а то и месяцы (например, весь минувший январь) чиновники официально рекомендуют уезжать из города или сидеть дома с закрытыми окнами, заниматься спортом исключительно в закрытых помещениях, мыть полы каждый день и промывать горло, сходив на улицу.

Еще вот что интересно: раздадут ли памятки, как заниматься спортом под «черным небом», участникам зимней Универсиады-2019? Напомню, что, согласно причудам государственной логики, именно ее не хватало Красноярску, и госмашина России добилась избрания Красноярска местом ее проведения.

В любой стране, где государство не слито в столь смертной для всех прочих любви с крупным бизнесом, где государство — сдерживающий миллиардеров фактор, КрАЗ давно бы обанкротили и закрыли. Как вариант — заставили бы поменять технологии на более щадящие все живое вокруг, вынесли бы его подальше от города. Красноярцы иллюзий не питают, поэтому с просьбой спасти их от катастрофы они обратились (незадолго до Питерского форума) не к Толоконскому и не к Путину, а к генсеку ООН Пан Ги Муну и к известным своим неравнодушием к экологии актеру Леонардо Ди Каприо и правящему князю Монако Альберу II. Последний адресат объясняют еще и тем, что в Монако — куда как чаще, чем в Красноярске, — бывает Андрей Мельниченко. Его угольные ТЭЦ — вторые после КрАЗа Дерипаски загрязнители красноярского воздуха. Вот что пишут в петиции: «Красноярские ТЭЦ работают на буром угле, который стоит дешево, поскольку его легко добывать, ведь он залегает практически у самой поверхности. Однако в этом угле содержится огромное количество вредных примесей — диоксид серы, оксид азота, бензапирен, а также мелкодисперсные частицы. При сгорании они попадают в атмосферу Красноярска». Все так, добавлю со слов ученых, что там еще множество всего, например ртуть.

Можно не топить бурыми канско-ачинскими углями, можно перейти на бездымное сжигание угля при высоких температурах, можно получать газ из угля и пустить далее его на отопление, а полученный кокс — в металлургию, можно вообще отапливать весь город, лишь утилизируя то тепло, что газами выбрасывает в атмосферу КрАЗ. Технологии есть, они давно разработаны в Красноярске. Они даже работают в небольших масштабах. Но мнение профессора Хлебопроса никого во власти и бизнесе не интересует, физика Валентина Данилова, бившегося за красноярскую экологию, на 12,5 года изолировали за выдачу «гостайны» Китаю. Выйдя из тюрьмы, он сказал мне: «Слушайте, вышел из тюрьмы, впечатление, что вчера сел. Ничего не изменилось. Я про утилизацию тепла КрАЗа рассказывал в 2000 году. Умер мой друг Вадим Славин, с кем мы двигали это дело. Все давно сказано. Когда говорят, что у вас украдут идеи, отвечаю: это где-нибудь, не у нас».

Только вдумайтесь, какой позор: еще в 1981 году группа ученых, в их числе и нынешний мэр Красноярска Эдхам Акбулатов, предлагали простую идею заморозки гигантской енисейской полыньи. Экран в Дивногорске перед плотиной ГЭС. В нынешних деньгах это 200—250 млн рублей. А город бы задышал свободней. Но ни в городском бюджете, ни у владельца Красноярской ГЭС Дерипаски таких смешных сумм не находится.

Эвакуация маленькой Припяти и расселение в другом жилфонде даже для СССР было непростой задачей. Куда будет эвакуировать, что будет делать Россия с миллионным Красноярском? Понятно — никуда и ничего. На кого Красноярску надеяться? На князя Монако?

Прошлой осенью на германской верфи спустили на воду яхту Мельниченко — крупнейшую в мире, чью постройку оценивали не менее чем в 400 млн долларов. Это больше всей доходной части бюджета Красноярска на этот год (менее 26 млрд рублей). И это, безусловно, чистая риторика — задаваться вопросом, не будут ли на борту этой яхты Мельниченко сниться палаты с раковыми младенцами Красноярска? Он их и не видел, он сюда не ездит. Но именно они обеспечили ему эту игрушку.

Петицию в Монако написал и подписи собрал один блогер — Руслан Руденко, доехал с ней до Монте-Карло другой блогер — Денис Стяжкин. Это смешно, конечно. В «Спортлото» еще можно написать. Но что делать красноярцам?

полностью здесь https://www.novayagazeta.ru/articles/2016/06/22/69007-alyuminievaya-pustynya
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments