juve99 (juve99) wrote,
juve99
juve99

Categories:

все стараются в аппарате — накануне больших событий, связанных с будущим транзитом

Я не знаю, можно ли так это называть этого человека на грузинском телеканале, который матом и какими-то чудовищными словами выступил в адрес Владимира Путина. Многие грузины сейчас извиняются за эту его выходку.
Но в России уже предложили экстрадировать его сюда, завести уголовное дело и так далее. Но тут хочется спросить, этот человек, который это сделал, он же понимал, что наступит после этого?
Г.Павловский
― Конечно, конечно. И вопрос даже не для конспирологов, а для специалистов по трансакциям. Я думаю, вопрос просто: кто заказал эту музыку? В разной степени ее могли заказать внутренние противники грузинского правительства, их тоже достаточно более чем. Официальная версия правительства, что это сторонники Саакашвили. Я думаю, что это совсем не обязательно, но это тоже возможно. Ну, и, конечно, могли заказать отсюда.
И.Воробьева
― А нам-то зачем это?
Г.Павловский― Смотрите, примерно два месяца, начиная с екатеринбургских стояний в защиту сквера до сегодняшнего дня прошло всего два месяца. За эти два месяца произошла масса значительных, сильных событий, каждое из которых не просто понижало рейтинг власти, а ее же силами, силами ее же людей её дискредитировало. Как остановить процесс? Центр нашей власти не знает другого способа, кроме эскалации какой-то, или внутренней или внешней.
И.Воробьева
― Найти врага какого-то.
Г.Павловский
― Внешняя проще. Создать какой-то микрокризис, раздуть его до невероятных размеров, как было сделано с этой историей с присевшим не на тот стул нашим православным коммунистом. Но этого мало. Вот уже лето, всё опять спадает. И, конечно, Габуния здесь был таким, по-моему, очень предсказуемым подарком.
Я, во-первых, обращаю внимание, что это выступает с инициативой вообще каких-то невероятных драконовских мер спикер российского парламента Володин, которого партия «Единая Россия» молчит как целое, как воды в рот набрала. Она даже старается, чтобы её не заметили на выборах, что она там есть, что она правящая. Она прячется.
И тут, значит, Володин, во-первых, лишает возможности реальных гастарбайтеров, которые здесь работают и переводят деньги домой, ровно так же, как русские переводят свои деньги сюда оттуда, где они работают…
И.Воробьева
― Вы про предложения запретить денежные переводы между Россией и Грузией.
Г.Павловский
― Да, про предложение запретить денежные переводы, одновременно ударить по вину и так далее. Это просто полный пакет того, что мы проходили во второй половине, в конце 2000-х еще. Это не может быть случайно. Потому что никогда не смотрит этого Габунию, и я даже не знаю, на каком он языке матерился.
И.Воробьева
― На русском. Я посмотрела.
Г.Павловский
― То есть это было обращено… Он открыл бумажку и старательно воспроизвел… НРЗБ экспромта.
И.Воробьева
― Он куда-то подглядывал.
Г.Павловский
― Да-да. Отматерил. То есть это, конечно, совершенно явная провокация. И я думаю, что он, действительно, заказная. Просто очень только маленькие страны обращают на то, что в другой стране их президента выругали. Небольшие страны типа Кампучии, может быть, Мьянмы, они всегда очень сильно обижаются.
Конечно, наша обидчивость здесь носит очень искусственный характер, но одновременно и комичный. Ну, хорошо, ну, объявите войну Грузии. Что вы будете делать дальше? Вы или потребуете Габунию доставить связанным сюда…
И.Воробьева
― Фактически именно этого и потребовали — экстрадиции в Российскую Федерацию.
Г.Павловский
― Да. То есть это приравнивается к сараевскому убийству эрцгерцога. Ну, начнем Третью мировую войну из-за этого. Понимаете, и смех и грех.
И.Воробьева
― Но, согласитесь, то, что он сказал, это правда, отвратительно?
Г.Павловский
― Это отвратительно. И, вообще-то говоря, я думаю, что инцидент был бы исчерпан в переделах Тбилиси, в пределах грузинского общества, потому что там все равно не идиоты это слушают.
Нет, здесь совершенно очевидно, заранее построили резонатор. И люди совсем не глупые, как Володин, вынуждены играть роль клоунов и коверных в этой истории. Потому что, может быть, даже они по собственной инициативе стараются отметиться накануне — все стараются в аппарате — накануне больших событий, связанных с будущим транзитом, чтобы оказаться потом ближе к окошечку или к Спасским воротам.
И.Воробьева
― А они не промахиваются сейчас? Действительно, не проще было бы игнорировать какого-то там журналиста, который что-то сказал?
Г.Павловский
― Ну, большая часть промахивается. Но ведь никто из них не знает. И ни один сперматозоид не знает, промахнется он или нет. Вот в чем дело.
Но всё это отвратительно выглядит. И, конечно, если что-то унижает страну просто при любом взгляде на ее политику, конечно, вот такие постановки и этот цирк. И, конечно, на это всё хуже смотрит сам управленческий класс, даже силовики. Мгновенно на каких-то мрачных старушек это производит соответствующее впечатление. Но, вообще-то говоря, на армию — вряд ли. То есть это разлагает как-то сознание военных, силовиков и, в том числе, делает их всё более оппозиционными, кстати, что совсем не входит ни в чьи планы, правда?
С одной стороны, падает доверие к вовлеченным в такие интриги силовым структурам, а, с другой стороны, падает и доверие кадрового офицерства к таким игрищам. Тем более, на фоне таких катастроф, как гибель наших 14 моряков, офицеров.
И.Воробьева
― А вам не кажется, что, вообще, на силовиков начался какой-то накат? Потому что вот смотрите, по итогам дела Голунова сняли высокопоставленных сотрудников полиции. Дальше там были арестованы какие-то сотрудники ФСБ. В Минобороны произошла вот эта ситуация жуткая с моряками. Ну, и так далее. Верховный суд отменил в Башкирии по 228, которое всегда пролетает, что называется, сквозь ворота. «Новое величие» разваливается в суде. И так далее.
Г.Павловский― Вы, понимаете, это поиски одновременно мишени для эскалации внутри. Эти ведь поиски идут с разных сторон. Совершенно разные участники внутренней политики тоже пытаются найти какую-то авангардную роль, создать резонансное дело.
Даже если оставить в стороне то простое обстоятельство, что кадровый лифт работает только одним способом: ты должен организовать дело против либо начальника (это очень опасно), либо против соседей так называемых, другой спецслужбы, другой силовой структуры. Если это успешно — ты подымаешься, кто-то садится. Но это тоже не очищение рядов, это способ как бы постоянного их держания в искусственном тонусе.
Это тоже театр, который отвлекает просто от реальной работы. Там одни подбирают, кто пониже, число дел, ставят галочки, ставят палочки в статистике, а другие сажают кого-нибудь из начальства, в общем, более-менее, наугад. Потому что мы понимаем, что уровень коррумпированности примерно одинаковый.
И, как кажется, на этом можно вечно играть, но вечно не получается.
И.Воробьева
― А почему?
Г.Павловский
― А потому что формируется нелояльное сознание в управленческом классе. Нелояльность носит неполитический характер, эти люди не пойдут маршировать на бульвары. Но они холодно смотрят на эти ужимки. И это нелояльное сознание, оно сказывается однажды в один момент просто в том, что инициаторы оказываются по одну сторону, а бюрократия по-другому.
https://echo.msk.ru/programs/personalno/2459431-echo/
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments