juve99 (juve99) wrote,
juve99
juve99

Categories:

"В России запущены процессы, которые сейчас уже не зависят ни от кого"

А.Нарышкин― А для Путина, кстати, открыто еще вот это окно возможностей по уходу? Или уже все?
В.Пастухов― Вы знаете, я НРЗБ, потому что мне это было бы интересно, но я видел Ельцина мимолетно, но могу составить представление, я более-менее представляю Горбачева. Я никогда не видел Путина, не встречался с ним. Мне очень трудно давать оценки человеку, которого я лично не знаю. Исходя из того, что я вижу, мне кажется, что… Я отвечу так: очень многие живут такой странной… Надежда умирает последней. В странной вере, что в какой-то момент еще можно что-то изменить. Если Путин захочет, то он вот сейчас, до выборов, трамбует Россию, но потом выборы пройдут, и все вернется к доброму, старому, хорошему авторитаризму. Бог с ним, после выборов не вернется – но в 24 году он определится, в конце концов скажет, он остается или какой-то трюк выдумает невиданный, хотя это уже вряд ли. Но потом все изменится.
Мне кажется, исходя из первого пункта нашего разговора, в России запущены процессы, которые сейчас уже не зависят ни от кого. Они зависят только от одного субъекта, который называется «станция Дно». То, что в России запущено, должно удариться о дно, разбиться на части и дальше всплыть. И будет новая история, другая Россия с другими песнями.
Е.Бунтман― После «станции Дно» была революция.
В.Пастухов― Заметьте, не я это произнес
Е.Бунтман― Я произнес. Не хочу станцию Дно… Что-то такое другое.
А.Нарышкин― Слушайте, а мысли о том, что вместо Путина придет не условный какой-то либерал, Голубь или даже представитель оппозиции, а такой самый настоящий ястреб, которых вокруг Путина в ближайшем его окружении много, вас не пугает?
В.Пастухов― Поймите, между Сталиным и Хрущевым было много людишек, фамилии которых сейчас средний обыватель даже не вспомнит. То есть, там был маршал Булганин, если я не ошибаюсь, Маленков, понимаете? Такой был промежуточный период. И потом, в конце концов, через год-полтора вылупилось уже, что Хрущев является единоличным правителем.
А.Нарышкин― Вы говорите про пост-путинскую смуту?
В.Пастухов― Да, то же самое. После смерти Брежнева там Андропов… Очевидный ястреб, назовем вещи своими именами. Умный… А что вы думаете, Сечин – дурак? Нет. Он, конечно, обладает всеми лучшими чертами русского крестьянина, «лучшими». Но это же не значит, что он дурак. Между Брежневым и Горбачевым уместилось двое. То есть, естественно, что процесс не может быть линейным. Не говоря уж о том, что я в принципе не верю, что в России к власти может прийти представитель того, что мы называем либеральной оппозицией, понимаете? Потому что либеральная оппозиция не представляет в России модели, интересной и понятной не только большинству населения, но и большей части элиты. То есть, в любом случае это будет либо умеренно консервативные, либо радикально правый лидер, но не представитель либералов… Либералы нужны в России, чтобы будить фантазию народа. Но это тоже очень важная функция.
Е.Бунтман― Так должна быть предложена сверху некая понятная модель, единожды предложенная сверху, она кажется крепкой и реализуемой. Если она предложена сверху.
В.Пастухов― Я бы сказал следующее, что при всем при том есть некий общий исторический тренд, который… Так или иначе соблюдается на протяжении последних 300 лет. Это тренд многоступенчатый, с заскоками вперед и отскоками назад, некоей европеизации России. Я думаю, что перебить этот тренд очень трудно. Можно как бы надорваться и вообще просто Россия перестанет на каком-то из своих зигзагов существовать как единая государственность и цивилизация, что было бы для меня крайне плохо, потому что я – неотъемлемая часть русской культуры, и для меня ее превращение в культуру майя или ацтеков было бы колоссальной личной трагедией.
Но, к сожалению, чем больше зигзагов, тем больше рисков, что что-то произойдет. Есть некий общий тренд. При этом, чем больше у нас иногда каких-то радикальных шагов в эту сторону, тем сильнее бывает временный отскок. Поэтому я думаю, что наиболее вероятное послепутинское будущее – это несколько таких дерганых трепыханий с появлением сначала случайных лидеров, тянущих то вправо, то влево, и потом – появление такого второго Путина, но, скажем так, с меньшими, чем у Путина, склонностями к беспредельщине, понятийному управлению и игнорированию права.
То есть, такой вот… Был ли Хрущев абсолютной альтернативой Сталину? Смешно. Тем не менее, какие-то вещи он отрезал.
https://echo.msk.ru/programs/personalnovash/2854242-echo/

Глоба называет постпутинскую эпоху "10 царей на час". Так было после Сталина и после Брежнева. Наверху начиналась борьба за власть, которая длилась несколько лет, пока кто то не побеждал и не становился единоличным правителем.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments